Чужие грехи

Аватар пользователя yumfed

Чужие грехи

Эту историю рассказала мне женщина с интересной судьбой и необычными способностями, о которых до некоторых пор даже не подозревала, - возможно, как и некоторые наши читатели...

Остановить мгновение

Перед началом нового сезона в цирке идет генеральная репетиция – прогон программы. Зрителей немного, обычно треть зала, и все свои: циркачи – участники программы, которые смотрят на коллег, а потом сами выходят на арену, их родственники, знакомые... Я любила ходить на прогоны. Смотрю, аплодирую, слушаю, как обсуждают номера...

Программа в самом разгаре. Ребята стараются. Начался номер в жанре «групповой воздушный полет». Все идет хорошо. Гимнасты работают без лонжи, над сеткой, натянутой между залом и куполом. Два ловитора кидают полетчика друг другу. И вдруг гимнаст выскальзывает из рук ловитора и падает в сетку. Причем, не в горизонтальную часть, смягчающую удар, а в откос, который пружинит, прогибается – и артист соскальзывает вниз…

Зал ахнул. А в моем сознании произошло «переключение скоростей»: если до этого момента падение акробата было быстрым, то теперь я вижу, как он летит над залом в замедленном темпе, словно в кино. Я стою неподвижно, застыв в какой-то глубокой медитации, и отрешенно смотрю на противоположную сторону арены, где все и происходит. Вижу, как одна женщина медленно закрывает своей рукой глаза рядом сидящей девочке, как лицо другой медленно искажается гримасой ужаса, и она вцепляется себе в волосы...

Перевожу взгляд на гимнаста. Он продолжает лететь, именно лететь по дуге в сторону и вниз, потому что он все видит и управляет своим телом, раскинув широко руки, пытаясь ими, как птица, зацепится за воздух. Я пытаюсь взглядом опередить его, двигаясь по той же траектории. Мой взор упирается в точку над двумя пустыми креслами, и я с ужасом понимаю: именно об эти кресла он и разобьется. Я словно застреваю на этой точке, боясь смотреть дальше, внутри меня все кричит: «Нельзя! Дальше лететь нельзя!». Хотя внешне я абсолютно неподвижна и со стороны может показаться, что даже спокойна.

Возвращаюсь взглядом к гимнасту. Он продолжает медленно лететь по дуге, приближаясь к роковой точке, которую я только что видела. Долетает и… каким-то чудом цепляется рукой за канат-растяжку и повисает над креслами. Тут скорость происходящего вновь переключается в обычный режим.

Зал выдохнул, и я вместе с ними. Секунды 3-4 гимнаст качается в подвешенном состоянии, совершенно не понимая, что с ним произошло. Я вижу, что у него лицо позеленело. Все кидаются к артисту. Он спрыгивает на ступеньки и садится в кресло, которое чуть не стало местом его гибели или, как минимум, тяжелой травмы.

Что это было? Трудно сказать. То ли я увидела точку, где появляется шанс на спасение, то ли своим внутренним сопротивлением остановила полет гимнаста. Не знаю. Как бы там ни было, полет закончился именно там, где «забуксовал» мой взгляд. Главное, человек остался жив и невредим (во всяком случае, физически, встряска для психики была, конечно, нешуточная).

Экстремальные игры

Этот случай произошел, когда мне было шестнадцать. Тот факт, что я отличаюсь от других, я осознала еще лет в десять. Тогда я просто поняла, что могу делать некоторые вещи, которые не доступны другим. Например, слышать, о чем думают окружающие, предсказывать события, видеть домового… Некоторые детские умения с возрастом исчезли. Сейчас я не могу остановить свое сердце, а тогда проделывала это с легкостью. Выдыхала, втягивала живот – и сердце переставало биться ровно на тот период, пока я не дышала. Мои друзья пытались повторить трюк, но у них не получалось. Сейчас я понимаю, что с точки физиологии это совершенно феноменально, но в детстве мы относились как к чему-то естественному, например – способности шевелить ушами? У кого-то получается, а у кого-то нет.

Роковая клятва

Моя мама была врачом, а бабушка целительницей. Но я не захотела поступать в медицинский, хотя с детства умела заговаривать кровь, лечить ссадины и прыщи. Однако мне это казалось чем-то обыденным, неинтересным. А вот способность переносить жизнь на мертвый холст всегда завораживала. В моем представлении это и было настоящей магией, таинственной и непостижимой. Поэтому после школы я уехала из родного города в Москву – учиться живописи.

Конечно, грустно было покидать семью, разрушать мамину мечту: она ведь до последнего надеялась, что я пойду по ее стопам. Но однажды утром ко мне пришло решение: я дала себе клятву помогать любому больному, с которым сведет меня судьба, и еще стать донором. Уже тогда я понимала: если у тебя есть дар, его нужно отрабатывать.

Учиться было интересно, но в Москве я очень скучала по дому. Когда было особенно тоскливо, я заходила в храм, расположенный недалеко от ближайшей станции метро. Молилась, ставила свечи за здравие родных.

Однажды решила поставить свечи за упокой своих усопших дедушек и бабушек. Начала вспоминать их судьбы, и стало невыносимо жаль их. Ведь у каждого из них, как и у всех в те времена, жизнь была далеко не сахар. Один дед погиб в сталинских лагерях, другой вернулся с войны калекой… Сразу вспомнились рассказы бабушек про голод и лишения, от которых еще в детстве щемило сердце.

Захотелось как-то помочь им, ушедшим, и стала я молиться о том, чтобы взяв их грехи на себя, надеясь, что тогда им хотя бы на том свете будет поспокойнее… Стою перед Богоматерью, молюсь и слезы тихонько утираю. Тут же почувствовала, как на грудь навалилась какая-то тяжесть, дышать стало трудно. Самое удивительное, что я никак не связала это состояние со своей же просьбой – подумала, что в церкви очень много народу, поэтому воздуха не хватает. Вышла из храма и поехала домой с чистой душой и легким сердцем.

Момент расплаты

Прошел день, потом другой – и я стала ощущать недомогание. Пошла к врачу, сдала анализы. Все в норме, а у меня такое ощущение, что я вот-вот умру. Сил совсем не осталось (о своей молитве я почему-то совершенно забыла, словно тот момент мне вычеркнули из памяти).

С каждым днем я чувствовала себя хуже и хуже. Врач назначил полное обследование – решил проверить работу сердца, почек, легких… Никаких отклонений. А я уже буквально еле ноги передвигаю. Мама как чувствует – постоянно звонит, расспрашивает, как у меня дела. Я, конечно же, ничего не говорю: во-первых, не хочу ее беспокоить, а во-вторых, сама толком не понимаю, что со мной происходит.

Ровно 40 дней длилась моя больничная эпопея. И вдруг, проснувшись утром, я отчетливо поняла: ведь я сама приняла на себя грехи своих предков – вот теперь и расплачиваюсь. Не по Сеньке шапка! И в ту же минуту почувствовала себя намного легче. Значит, будем жить! Вечером зашла в храм, поставила всем свечки и помолилась Богородице, ни о чем не прося, а лишь благодаря за милость Божью. А на следующий день уже бегала, как ни в чем не бывало.

Меня, глупую, пожалели, но урок преподнесли хороший: прежде, чем брать на себя ответственность, подумай, имеешь ли на это право. Не всякое добро благо.

Линия Головы направлена на холм Луны, что говорит о богатом воображении. И имеет характерную развилку – так называемую «вилку писателя» (знак 1), свидетельствующую о творческих способностях. Параллельно линии Головы идут две тонкие сестринские линии (знак 2) – показатель экстрасенсорных способностей. На холме Меркурия имеются три слабые линии (знак 3): у нашей героини действительно есть способности целителя, но поскольку эти линии нечеткие, творческая работа для нее предпочтительнее.

Линия Жизни получает новое направление в месте, которое соответствует возрасту 17-ти лет: в это время судьба девушки изменилась, она начала учиться, переехала в столицу. Тут же ее пересекает перпендикулярная линия: комета с темной точкой (знак 4) – показатель трудного периода, который сопровождается потерей жизненных сил.

Ключевые слова: 
Интересно: 

 

+6

Место для рекламы